МЕНЮ

Цифрового будущего, возможно, не будет. Алексей Валерьевич Трошин отвечает на вопросы РБК. Полный вариант интервью

21 Августа 2018
Интервью
Классическое понимание цифровизации – это переход от аналоговых носителей к цифровым. Но поскольку Национальная инжиниринговая корпорация объединила технологическое, инжиниринговое (подразумевая, прежде всего, расширенное понимание проектной деятельности) и цифровое направления работ, то мы интерпретируем цифровизацию шире: как деятельности по инструментальному воплощению принципов «цифровой экономики». Во-первых, это придаёт термину коммерческий характер, во-вторых – межотраслевой, т.е. охватывающий и промышленную, и сельскохозяйственную, и социально-культурную сферу, каждая из которых является универсальным реципиентом цифровых решений. Так мы разделили 3 наших базовых направления работ, из которых цифровое – наиболее широкое как в отраслевой привязке, так и в плане применимости на всех этапах развития организации.

  • Что, на ваш взгляд, скрывается за терминами «Индустрия 4.0» и «цифровизация»? Есть ли в нашей стране до сих пор терминологическая неразбериха в данной области, и как это отражается на самом процессе цифровизации промышленности?

    Классическое понимание цифровизации – это переход от аналоговых носителей к цифровым. Но поскольку Национальная инжиниринговая корпорация объединила технологическое, инжиниринговое (подразумевая, прежде всего, расширенное понимание проектной деятельности) и цифровое направления работ, то мы интерпретируем цифровизацию шире: как деятельности по инструментальному воплощению принципов «цифровой экономики». Во-первых, это придаёт термину коммерческий характер, во-вторых – межотраслевой, т.е. охватывающий и промышленную, и сельскохозяйственную, и социально-культурную сферу, каждая из которых является универсальным реципиентом цифровых решений. Так мы разделили 3 наших базовых направления работ, из которых цифровое – наиболее широкое как в отраслевой привязке, так и в плане применимости на всех этапах развития организации.

    С Индустрией 4.0 все проще: на сегодняшний день это концепция самонастраиваемых производств, пока ещё не воплощённая в действующих промышленных объектах. Идея автоматического регулирования здесь сквозная, целый комплекс цифровых решений призван обеспечить именно эту задачу. Из нее уже вытекает децентрализация управления, оперативная перестройка техпроцессов, быстрый выпуск мелкосерийных продуктов, высокая эффективность и надежность производственных процессов. Все процессы в Индустрии 4.0 исключают влияние человека, сначала из производства, а в развитии даже из цикла распределения продукции. Естественно, процесс не единовременный: запуск одного предприятия в силу замкнутости производственного цикла и ограниченного взаимодействия с внешней средой образует структурную единицу системы – «цифровой завод», взаимосвязанный комплекс таких производств уже даст эффект Индустрии 4.0.

  • Насколько глубоко, по-вашему, проникла цифровизация в российские производственные предприятия? Есть ли уже предприятия, которые прошли/завершили этот путь? Были ли вашей компанией (или с использованием решений вашей компании) реализованы проекты в этой области (по возможности – в Санкт-Петербург или на Северо-Западе, если нет, то в России)? Расскажите о них, пожалуйста. Можно ли уже говорить о каких-то позитивных результатах? 

    Постепенно внедряются отдельные компоненты цифровизации, в том числе и нашей компанией. Это долгий путь, который завершится, по крайней мере в настоящем представлении, реализацией концепции Индустрии 4.0. Пожалуй стоит перечислить основные компоненты, т.к. их часто путают с самой идеологией: 5G, IIOT, облачное хранение данных – сегмент обмена данными; отдельным пунктом выделим интерфейсы, M2M и ML – это несколько уровней взаимодействия между машинами и человеком. Следующий эшелон: сенсорные системы, цифровые двойники в совокупности с автоматизированными и роботизированными комплексами обеспечивают производственную цифровую инфраструктуру; искусственный интеллект, Big Data, предиктивная аналитика, Data Mining – обработка и анализ данных. Это базовый перечень для «цифрового завода», хотя далеко не исчерпывающий и не исключающий замещений. Тот же блокчейн, как механизм контрактинга по обеспечению материально-технической базы производства, необходим в системе Индустрии 4.0, но на нынешнем этапе ещё не критичен. 5G сегодня еще не принят, но для необходимого в настоящее время объёма передачи данных вполне достаточны и используемые в промышленных сетях современные стандарты.

  • Каковы ключевые барьеры для цифровизации производственных предприятий в России? Есть ли среди них непреодолимые? Как можно нивелировать остальные барьеры?

    Первый барьер сугубо психологический: переход на новые принципы работы пугает, нужно заново учиться, а жадные роботы так и норовят занять моё место. Всё это, казалось бы, довольно смешно, но мотивации отнюдь не добавляет. Следующий момент – законодательный, правовое поле медленно трансформируется, но иногда только добавляет неопределённости. Пример – закон о цифровой медицине. И наконец сугубо технологические проблемы: различия в уровне технического развития компонентов системы, в их стоимостных параметрах, сложности интеграции некоторых систем, нет и согласованных архитектур взаимодействия между разными системами передачи данных, вопросы стандартизации и взаимодействия элементов усугубляют проблематику промышленной безопасности. Я уже не говорю об общих проблемах отечественной промышленности: серьезный кадровый голод и дефицит инженерных специальностей, крайне низкая роботизация производства, низкий уровень механизмов внедрения новых технологий в промышленности. Есть ли во всём этом массиве какие-то фатальные проблемы? Нет, мы не стали бы выходить на этот рынок, если они были.

  • Что является драйвером цифровизации производственных предприятий в нашей стране? Отличаются ли эти драйверы от того, что стимулирует цифровизацию в других, в том числе, более развитых странах?

    В России преобладающая доля промышленности в том или ином виде находится под управлением государства, соответственно госпрограммы цифровизации и выступают у нас основным драйвером. Это не только «цифровая экономика», элементы развития цифрового сегмента присутствуют во многих целевых программах. В мировом разрезе это достаточно типичная ситуация: любая амбициозная и долгосрочная программа развития в том или ином виде поддерживается государством. Различие только в форматах: инвестиции в инфраструктурные проекты или НИОКТР, создание институтов развития или исследовательских центров, промышленных территорий с какими-либо преференциями для испытания или внедрения цифровых систем. Вариантов множество, существенное расхождение только в доли участия государства, частного сектора и глобальных игроков, что определяет и характер инвестиций, и преобладающие системы управления, и ожидания основных игроков. Государству необходим экономический рост и конкурентные преимущества на глобальном рынке, но при этом нужно и регулировать безопасность промышленных систем на своей территории. Частному сектору в условиях возможных масштабных изменений, связанных с цифровой трансформацией, необходимо оставаться на плаву в своей отрасли и успешно развивать новые продукты, в которых цифровой сегмент играет всё большую роль. Для глобальных корпораций, развивающихся в постоянном поиске новых технологических решений, ключевой задачей является экспансия на новые рынки, и ничто не обеспечит эту задачу лучше, чем новые цифровые возможности. Какой здесь общий знаменатель? Да конкуренция, она и есть основной драйвер: цифровизация даёт быстрые тактические преимущества, Индустрия 4.0 – это уже стратегический план, привлекательный своей способностью решить проблему конкуренции на долгосрочную перспективу. Ведь первые же цифровые производства выведут их из традиционного конкурентного поля по параметрам эффективности, а объединённые в системе 4.0, и вовсе оставят знакомую нам промышленность без средств к существованию.

  • На какие технологии и технологические тренды стоит в первую очередь опираться отечественным производствам в процессе цифровизации и почему?

    Давайте всё-таки разделять технологический и цифровой сегменты. Приоритет выбора технологических решений определяют прикладные производственные задачи. Один и тот же техпроцесс может выполняться в десятке вариаций. Здесь первостепенен текущий уровень технологичности предприятия и тот итоговый продукт, к выпуску которого предприятие хочет прийти. А между ними огромная работа, которая начинается с технологического аудита и завершается трансфером технологий, и которая не просто так стала одной из сложнейших инжиниринговых задач. Цифровизация менее ограничена этими факторами. Она может быть надстроена на существующую производственную инфраструктуру, она не настолько привязана к действующим технологическим возможностям не только конкретных предприятий, но и целых отраслей. В конечном счёте, она может показать свою эффективность на любом этапе развития предприятия, чего нельзя сказать о внедрении технологических решений, чаще всего требующих серьезной модернизации или как минимум технического перевооружения производственных мощностей. «НИК» сейчас унифицирует свою базовую разработку по цифровизации предприятий под 2 основных условия: применимость в широком спектре предприятий и организаций и возможность дальнейшего развития цифровых решений вплоть до уровня Индустрии 4.0. В конкретном выражении продукт решает задачи построения сенсорной и цифровой инфраструктуры, оцифровки производства через создание цифрового двойника, сбора и анализа информации с использованием возможностей Big Data и предиктивной аналитики и, в итоге создание автоматизированной системы мониторинга и корректировки производственных и вспомогательных процессов. Это база, на которой могут строиться дальнейшие шаги в направлении Индустрии 4.0

  • Как в связи с курсом на «Индустрию 4.0» и цифровизацию изменится роль компаний-интеграторов?

    Спрос на интеграторов вырастет пропорционально количеству внедряемых цифровых решений. Это не столь уж строгое условие в общем цифровом сегменте, где установка и внедрение новых продуктов в цифровую инфраструктуру не столь сложна, но если говорить о производственном применении, тем более в рамках концепции Индустрии 4.0, то задачи интеграции здесь имеют огромную значимость. С другой стороны, нужно отдавать отчёт, что и задачи эти будут только усложняться из-за довольно серьёзного роста количества действующих цифровых систем и увеличения требований к передаче и обработке данных. А ещё до сих пор остаётся открытым вопрос промышленной цифровой безопасности, который тоже может несколько трансформировать рынок системной интеграции.

  • Может ли цифровизация в России идти без учета зарубежного опыта и зарубежных решений? Прокомментируйте свое мнение, пожалуйста.

    Цифровизация, как и любые другие технологические изменения – это глобальный тренд, это огромный рынок прикладных решений, продуктов и услуг. Развиваться вне его – это отбросить страну на десятилетия назад, это изобретать заново велосипед, только с той разницей, что таких «велосипедов» будет тысячи. Совершенно другая картина – это Индустрия 4.0. Здесь готовых решений ещё не существует, эти решения не будут неким продуктом, который можно подержать в руках, на данный момент это гибкая инжиниринговая задача, включающая интеграцию целого ряда цифровых компонентов и систем в едином комплексе. При этом целый ряд факторов: конкурентная среда, внешнеполитическая ситуация, объём вложенных в разработки инвестиций, планируемые от внедрения преимущества не дают нам шансов подождать разработки в какой-то другой стране и локализовать в России. Здесь возможен только собственный путь.

  • Оцените, пожалуйста, перспективы цифровизации российских производственных предприятий. Какие отрасли получат набольшие преимущества от этого и почему?

    Я уже отмечал, уникальность цифровизации в том и заключается, что её решения не ограничены отраслевой принадлежностью. Города, заводы, больницы, школы и детские сады – всё это объекты цифровой трансформации, везде её внедрение может принести положительные изменения. Если говорить о мировом промышленном тренде, то на современном этапе наиболее активны в цифровой трансформации производители телекоммуникационного оборудования, чья продукция – это основа построения цифровых систем, автомобильная и машиностроительная отрасль с типовыми, удобными для автоматизации сборочными процессами. Перспективы цифровизации в энергетике с её растущей долей альтернативных источников тоже очень многообещающи. Преимущества цифровых решений огромны, пора уже начинать из воплощать.


Источник – РБК, Выпуск №1, 21 августа

Другие новости
7 Декабря 2018
Новость
Как преуспеть в цифровой гонке? АО «НИК» на конференции «Цифровая экономика – цифровое пространство. Региональный аспект»
7 декабря 2018 года в Санкт-Петербурге состоялась научно-практическая конференция «Цифровая экономика – цифровое пространство. Региональный аспект», на которой представители органов власти и бизнеса обсудили вопросы адаптации власти и бизнеса к цифровой трансформации, кадровую политику и компетенции в цифровом мире, а также проблемы отраслей экономики региона в условиях цифровизации.
Подробнее
26 Ноября 2018
Новость
Как повысить конкурентоспособность регионов? АО «НИК» на конференции «Промышленная Россия 4.0»
Заместитель генерального директора Национальной инжиниринговой корпорации Семён Вуйменков принял участие в III ежегодной практической конференции «Промышленная Россия 4.0 — повышение конкурентоспособности регионов».
Подробнее
16 Ноября 2018
Новость
ВОИР и Национальная инжиниринговая корпорация подпишут соглашение о сотрудничестве

Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов и Национальная инжиниринговая корпорация заключают соглашение о взаимном сотрудничестве. Документ подписывают Председатель Центрального совета Общественной организации «Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов» (ВОИР) Антон Ищенко и генеральный директор Национальной инжиниринговой корпорации (АО «НИК») Алексей Трошин.


Подробнее